Петро-Павловский кафедральный собор г.Симферополь - Чтобы душа была жива
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Чтобы душа была жива

Ну и погода была  в день празднования Святителя Николая, Мир Ликийских чудотворца! С утра и до самого вечера лило, как из ведра. Не Никола «зимний», а Никола «мокрый» получился. Но на праздничной литургии в Петро-Павловском кафедральном соборе людей было видимо-невидимо. Христианам ли пугаться плохой погоды?!  И для творения добрых дел плохой погоды не бывает. Отряд православных  следопытов Петро-Павловского кафедрального собора сразу после литургии отправился в отделение гематологии Республиканской детской больницы. В гости с пустыми руками ходить не принято, тем более, в такой праздник, и по благословению настоятеля собора протоиерея Александра Якушечкина для больных детишек были закуплены вкусные и нарядные подарки. А для юных артистов из отряда  «экипировка»  - бахилы и марлевые повязки, чтобы не навредить случайно маленьким страдальцам, не нанести с улицы бацилл и вирусов, которые особенно распоясываются в это время года.

Дети уже ждали гостей. Принаряженные, тоже в повязках на бледных личиках, они собрались в маленькой комнате для игр. С короткой проповедью, точнее, рассказом о чудном заступнике православных святителе Николае, его помощи бедным людям выступил именинник – отец Николай, настоятель больничного храма.

Следопыты представили небольшую сценку из жития  святителя – как он, помолившись,  воскресил  упавшего с мачты матроса.  В картинной позе раскинувшийся на «палубе» «мертвый матрос» в самой настоящей тельняшке озорно улыбался под больничной маской, пока «святитель» молился над ним. А потом, к радости детворы, и вовсе «воскрес». И еще одна поучительная сценка была сыграна следопытами. Не все, правда, получилось так внятно и четко, как хотелось бы, маски здорово мешали юным артистам (и как это древние артисты Японии играли в масках?). К сожалению,  не все происходящее было понятно маленьким деткам, как ни таращили они свои глазенки, как ни силились понять. Но зато когда речь зашла о подарках – тут уж они ориентировались хорошо. Даже, несмотря на тяжелую болезнь крови, слегка раскраснелись от удовольствия. Тянули свои ручонки с  вставленными в вены катетерами к ярким хрустящим пакетикам. О-о-х, и до чего же это тяжело. Запомнился грустный «волк» с измученными болезнью глазами. Маленький, наверное, годовалый «зайчик» в белоснежной шубке, с самым настоящим заячьим хвостиком и большими чернущими глазами, тихо сидящий на коленях у мамы. И еще Леночка,  двух- или трехлетняя девочка с золотыми кукольными волосами. Это не образ такой, а действительно кукольный паричок, ведь от облучения дети часто теряют свои волосы. В костюме принцессы и звездой в руках, она действительно чувствовала себя принцессой, уморительно спорила с батюшкой и так расшумелась, что мама хотела унести ее в бокс. И мальчик с серьезными глазами, такой маленький на такой большой больничной кровати. Батюшка навестил его  в боксе, и вместе с юными следопытами  Ирой Гажала и Олей Лукьяновой спел праздничный  тропарь.

И сами следопыты не остались без подарка: отец Николай пригласил в свой маленький храм, рассказал об иконе «Целительница», в честь которой освящен этот больничный храм и подарил ребятам по шоколадке.

Расходились притихшие. Было бесконечно жаль малышей. Саша плакала украдкой, завесившись пышными своими, легкими волосами. Ира не спала ночью, все думала о них, таких маленьких и беззащитных перед лицом страшной болезни. Боль за них мешалась с молитвой. Но ведь никто и не говорил, что вмещать в себя чужую боль, сострадать - легко. Что поделаешь, нет другого способа сохранить душу живой, способной чувствовать. Ведь только в живой душе почивает Господь. Только живая душа способна любить. Отеческое предание утверждает, как всегда, опытно, что став христианином, ты выбираешь боль. И радость о Бозе, конечно, но и скорбь великую. Из боли, из этих слез сострадания рождается молитва: Господи! Всемилостивый!  Аще возможно, сохрани жизнь этим детям – и грустному «волку», и маленькому «зайчику» явно восточных кровей, и беспокойной девочке-болтушке с золотыми волосами. И еще мальчику, потерянно сидящему в большой кровати, у которого не было сил придти на праздник. И тем, кого родители забрали на выходные домой… И всем, кто лежит в этой больнице.. И еще будет лежать. Аще возможно… Твое бо есть, еже миловати и спасати ны, Боже наш и Тебе славу воссылаем, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

  Ольга Румбах

Фотографии смотрите в альбоме Чтобы душа была жива


Назад к списку