Петро-Павловский кафедральный собор г.Симферополь - Богослужения в Неделю 4-ю по Пятидесятнице
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Богослужения в Неделю 4-ю по Пятидесятнице

06 Июль 2020

В Петро-Павловском соборе были совершены богослужения воскресного дня. Вечером 5 июля клириками собора было совершено всенощное бдение.

Утром 6 июля были совершены две Божественные литургии. Служение ранней литургии совершил протоиерей Игорь Рогатенюк в сослужении диакона Михаила Форкавца. По окончании литургии был совершен водосвятный молебен. Служение второй литургии совершил настоятель Петро-Павловского собора, секретарь Симферопольской и Крымской епархии протоиерей Александр Якушечкин в сослужении протоиерея Алексея Астапова, иерея Андрея Халюты и протодиакона Алексея Мандрыки.

Проповедь за богослужением произнес протоиерей Александр Якушечкин.

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Сегодня за Божественной Литургией мы слышали Евангелие от Матфея об исцелении слуги римского сотника:

Когда же вошел Иисус в Капернаум, к нему подошел сотник и просил Его: Господи! слуга мой лежит дома в расслаблении и жестоко страдает.

Расслабленный – это парализованный человек, жестоко мучается. Обращаю внимание, что подошел сотник, римский сотник. Римляне, в отличие от иудеев, были язычники. Почти что басурмане, как сказали бы. Они верили в разных богов, поклонялись разным божествам и стихиям, в отличие от евреев, которые уже имели закон Моисеев, ветхий закон, закон Божий, уже верили во Единого Бога и ожидали, когда же придет Мессия, Спаситель мира. И вот этот язычник подходит ко Христу просить. Обратим внимание на второе: он просит не за себя. Он военачальник, сотник, т.е. командовал сотней воинов. Он просит за своего слугу. И здесь тоже, наверное, два обстоятельства. Наверное, слуга был хорошим слугой, который исполнял должным образом возложенные на него послушания: тяжелые, трудные, можно представить. Эти люди были далеки от дома, они были, можно сказать, в военной экспедиции, потому что они оккупировали Израиль. И тем не менее, несмотря на все эти трудности внешние, этот человек, очевидно, исполнял то, что ему было велено. Сравним с собой. Как часто мы делаем сами себе скидку: этого я сделал потому, что обстоятельство мешает, этого я делать не буду, поскольку есть препятствия серьезные и многое-многое другое. Но уж если нам дана власть, если нам дано право руководить да что там сотней, хотя бы десятью человеками или тремя, то мы уж тут покажем свою власть! А этот сотник пришел просить за другого, не за себя. Что происходит дальше?

Иисус говорит ему: Я приду и исцелю его.

Вот так очень просто. Всегда Господь отвечает на наши запросы. Мы иногда и сформулировать запрос не можем, а Христов ответ очень простой. И в жизни это всегда бывает. На самые сложные задания, которые мы получаем, сами себя мучаем этими сложными заданиями и вопросами, мы любим мудровать, мудрить, на самом деле очень простые ответы: Я приду и исцелю его. И вот что говорит сотник? Мы бы, например, сказали: конечно, Господи, я скорее побегу открывать Тебе двери, постелю Тебе ковровые дорожки, приготовлю воду, чтобы омыть Твои ноги, скорей приходи, я жду Тебя. Но что говорит сотник?

Сотник же, отвечая, сказал: Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой;

Какое очень важное обстоятельство сегодня слышим мы. Мы иногда имеем в сердце любовь свою, дай Бог, чтобы любовь жила в нашем сердце, но очень редко в сердце нашем живет смирение, подлинное смирение. Вот это отсутствие смирения приводит нас к гордыне, или гордыня приводит нас к отсутствию смирения. Одним словом, это то, что лежит в фундаменте нашего грехопадения. Нет смирения, нет простоты, нет чистоты, чистоты духовной. Наше Я прет впереди нас, как паровоз, и этот паровоз гудит, дымит, пыхтит и тащит за собой вагоны наших грехов. На самом деле, если внимательно присмотреться к своей жизни, мы очень многое можем увидеть за правдивыми словами, за правдивыми, казалось бы, поступками справедливыми, которые мы совершаем во спасение всего мира, во имя храма Божьего… Сами себе придумаем цель, и сами на нее карабкаемся. А вот найти смирение, настоящее смирение, не показное – так, чтобы все видели, какой я смиренный, или какая я не гордая, а смирение настоящее – смириться перед теми обстоятельствами, которые в жизни нашей происходят, а ведь ничего с нами не происходит просто так. Все происходит по воле и промыслу Божию. Ничего нам Господь, даже волос с нашей головы не упадет без воли Божьей, ничего нам Господь не дает просто так. Все Господь нам дает для вразумления. Но вразумляемся ли мы как этот римский сотник, язычник? Вот, кстати, о бытовом национализме уже во многонациональном регионе, многоконфессиональном. Я часто знаю о том, что погрешаем мы, православные, говоря про других народов: это не такие, эти басурмане, не так веруют, не так молятся, не так одеваются. Чего ты на них смотришь? Подойди к зеркалу, посмотри на себя, не осуждай никого. Ты не знаешь, как потом этот басурманин завершит свой путь. Сколько было таких примеров, когда под впечатлением, под соприкосновением встречи с истинно верующим человеком, а значит, с Богом встречи, эти люди – ругой веры, другой национальности принимали святое крещение. А иногда даже не приняв крещение, на первый взгляд не приняв, а потом кто знает, что с ним будет. Но очень много приходилось сталкиваться, например мне, православному священнику, что многие люди инославные, другой веры, я не буду называть сейчас национальность, веру, вы, может быть, поймете, просто незнакомого священника встречают совершенно по-другому, как встречает наш русский человек. Наш русский возьмет и спросит: а чего вы летаете на вертолете, а не на троллейбусе, на шестосотом Мерседесе разъезжают священники? Где вы видели на шестосотых Мерседесах этих батюшек? Ну, может быть, один-два, ну три. А вы видели, как они живут в степном Крыму, имея шесть-восемь детей и кушая хлеб и картошку? И пять бабушек у них на литургии всего лишь, и как они живут, где эти мерседесы, где эти квартиры роскошные и так далее? Нет, мы готовы сразу осуждать, сразу навешивать ярлыки, довольны собой – ведь мы правду установили. Кривду – есть такое слово славянское, т.е. неправду, ложь, которая есть погибель. А вот этот сотник, этот язычник – о ужас! – он действительно уверовал по сравнению со всеми другими. Вот что дальше говорит ему Господь:

Услышав сие, Иисус удивился и сказал идущим за Ним:

То есть тем, кто рядом с Ним был – верующим людям, которые знали, как нужно ходить в храм, как молиться, как жертву приносить Богу правильно,

истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры. Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов.

То есть те, кто были призваны Богом, не показав своей истинной веры, будут извержены. А те, которых Господь не призвал, но которые уверовали, т.е. народы другие, других вер, других национальностей, и вот когда они примут веру, веру истинную, тогда они будут спасены. Поэтому, дорогие мои, когда мы приходим в храм, когда мы молимся, когда мы читаем молитвы, пусть не окрыляет нас прелесть бездуховная, что мы все таки хорошие, что мы делаем все правильно, какие мы молодцы. Будем не об этом вспоминать, а о том, какие мы грешники, потому что не просто ношение крестика на груди, не просто принятие Таинства Крещения спасает, а жизнь через Таинство Крещения продолжаемая, жизнь во Христе спасает нас.

И сказал Иисус сотнику: иди, и, как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час (Мф. VIII, 5-13).

Аминь



назад к списку новостей