Петро-Павловский кафедральный собор г.Симферополь - Богослужения в Неделю 24-ю по Пятидесятнице
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Богослужения в Неделю 24-ю по Пятидесятнице

02 Декабрь 2019

В Петро-Павловском соборе были совершены богослужения воскресного дня. Вечером 30 ноября клириками собора было совершено всенощное бдение. Утром 1 декабря были совершены две Божественные литургии. Служение ранней литургии совершил протоиерей Алексей Астапов в сослужении диакона Михаила Форкавца. По окончании литургии был совершен водосвятный молебен. Служение второй литургии возглавил настоятель Петро-Павловского собора, секретарь Симферопольской и Крымской епархии протоиерей Александр Якушечкин в сослужении протоиерея Василия Корнуты, протоиерея Игоря Рогатенюка и протодиакона Алексея Мандрыки. Проповедь после пения запричастного стиха произнес протоиерей Александр Якушечкин. После отпуста литургии было совершено "Молебное пение, певаемое во время бездождия".

После окончания второй Божественной литургии в Петро-Павловском соборе была проведена очередная беседа священника с прихожанами - "У самовара с батюшкой". Беседу проводил протоиерей Игорь Рогатенюк. В ходе беседы было продолжено рассмотрение вероучения Православной Церкви. Продолжая разбор Символа веры, отец Игорь рассказал православное учение о почитании Третьего Лица Святой Троицы - Святого Духа. Также был рассмотрен вопрос о Церкви: почему она называется единой, святой, соборной и апостольской.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Сегодня за Божественной литургией мы слышали с вами притчу о богаче неразумном, который, получив невиданный урожай, размышлял о том, что негде его хранить – поломать старые хранилища-житницы и построить новые. Сказал себе: живи, душа, пей, веселись. Господь остановил его, сказав: в эту ночь душу твою возьмут от тебя. И, казалось бы, совсем простая притча. Как очень часто многое духовно сложное и важное кажется нам простым. Это простота, на первый взгляд, но только на первый, иногда, если мы только не задумываемся над этим всем сердцем, всей душою своею, она может привести нас к неправильным выводам. Например, некоторые, слушая сказание евангельское о том, как к Господу пришли две сестры, Марфа и Мария, Мария стала слушать Господа, а Марфа стала по дому хлопотать, чтобы Господа угостить, принять хорошо, и даже потом обратилась с вопросом недоуменным ко Христу: почему же сестра моя сидит и ничего не делает, а я тут бегаю, хлопочу. Господь говорит ей: Марфа, ты о многом печешься, а Мария избрала благую часть, едино же есть на потребу, то есть она избрала главное. Казалось бы, тоже просто, но некоторые из этого простого, на самом деле на первый взгляд простого, делают неправильные выводы. Господь не говорит о том, что, Мария, мы вообще не принимай гостей, закрой дверь, а в доме пусть будет все вверх дном, ничего не готовь. Такого нет. А я знаю таких прихожан, прихожанок даже, которые… понятно, человек всю жизнь ходил куда-то: в советскую школу, комсомольские собрания, профсоюзные, у каждого своя биография, и далеки от церкви были многие. А потом открылась такая возможность – ходить в храм и происходит такой рывок духовный. Когда все рывком, тогда очень опасно. Если мы ходим аккуратно разрезать ткань, чтобы пошить из нее что-то, то мы не должны ее рвать рывком, даже если мы бинт хотим использовать для того, чтобы  кровотечение остановить, рванем рывком, что получится? Ничего не получится, веревки одни останутся. Нужно все аккуратно разрезать и наложить на рану. Вот так же на рану души нужно опасаться таких эволюций и опасаться ни у себя производить, ни у окружающих. Пусть Господь творит преображение, пусть жизнь твоя идет так, чтобы не повредить ни делу своего спасения, ни делу спасения других людей. Некоторые прихожанки, я знаю, так духовно рванули, что перестали о детях своих заботиться, особо заботиться. Раньше, они считали, они неправильно заботились: одевали, кормили, обували. А потом только в церковь тащили за руку. Конечно, печальные последствия, к сожалению, у некоторых таких людей. Потому что даже такой урок духовный случился, к нему еще нужно дорасти ближнему, который рядом с тобой, чтобы он не рванул, а пошел за тобой по пути спасения. Эта притча – казалось бы, что такого сложного: духовное есть на потребу, и действительно, кто же против этого возразит. Но вдумаемся: к чему призывает нас Господь? Он осуждает какие-то формы материальной жизни, какие-то уровни достатка, какие-то конкретные цифры материального обеспечения? О чем эта притча? О богатстве, деньгах, о золоте и бриллиантах? Или о настоящем золоте, которое не на земле? Давайте внимательно ее почитаем еще раз:

И сказал им притчу: у одного богатого человека был хороший урожай в поле; и он рассуждал сам с собою: что мне делать? некуда мне собрать плодов моих? И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое,

Казалось бы, что здесь плохого? У человека хороший урожай, тем более, кстати, будем говорить, что это не просто советский человек бывший, который ходил на комсомольские собрания, это ветхозаветный человек, ветхозаветный израильтянин, еврей, который веровал во Единого Бога, который знал уже десять заповедей Божиих и старался им следовать в своей жизни и который знал, что ничто не бывает без воли Бога, т.е., если Бог не даст, то никто и не отымет. Т.е., если есть урожай, то это Божий урожай, это Бог дал этот урожай. Мы тут, кстати, не читаем, каким образом этот человек стяжал свое богатство. Получил ли он его в постперестроечные времена, захватив народное достояние и, так сказать, участвуя в распределении этих, так сказать, паёв или еще там чего-то другого, о чем мы себе иногда задаем вопрос: как можно разбогатеть где-то в другой стране. Как пираты богатели, а потом стали основателями многих известных миллиардерских фамилий. Можно разбогатеть, трудясь на поле, вскапывая землю, сея урожай, применяя какие-то технологии, с утра до ночи корпеть над этой землей, а потом, в 1929 году, быть раскулаченным, потому что всегда есть такие люди, которые не хотят работать, трудиться, а хотят все взять, поделить и разделить как бы поровну. А поровну это не совсем правильно, но это уже другой вопрос. То есть Господь не говорит нам: как, почему, что, вообще не говорит здесь: хорошо это или плохо, что этот человек вдруг разбогател. То есть, делаем для себя вывод: речь не о бриллиантах, а о другом. Вот о чем: что дальше говорит этот человек, внезапно разбогатевший:

и скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись.

Вот больше ничего он не сказал. Куда он потратит то, что дал ему Бог? Еще раз подчеркну: именно Бог дает тебе то благо, которое ты имеешь в жизни своей. Не твое это, а Божье. Т.е. им нужно распорядиться так, чтобы это было согласно Божьему произволению. Но мы читаем здесь о другом: покойся, ешь, пей, веселись.  Логика железная, которой мы очень часто следуем в своей жизни. Вернее сказать, очень редко следуем, потому что, слава Богу, Господь не дает нам большого богатства, которое мы у него просим. Что было бы, если бы Бог давал то, что мы просим для себя? Наверное, было бы то же самое, что было с богачом. Вот что ему ответил Бог:

Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя;

Кстати, в церковнославянском, а мы слушаем Евангелие по-церковнославянски, там красивее это слово. По-русски так не скажешь: душу твою возьмут у тебя. Вот я сейчас возьму у кого-нибудь что-нибудь, вроде бы взял – и все. А в церковнославянском кроме этого слова - «возьмут» – есть еще то, что мы слышали в Евангелии – ижденут у тебя. Душу твою ижденут у тебя! Ижденут – то есть вырвут. Как болезненная какая-то операция происходит, может быть, даже кровавая. Вот это слово – «ижденут» - наталкивает нас на более верный смысл и наталкивает нас на то, как нам нужно бороться за сохранение нашего церковнославянского языка. Мы читаем сейчас на проповеди Евангелие на русском не случайно, чтобы было более понятно, но сравнить наш святой язык церковнославянский, из которого произошел великий и могучий русский язык и не менее красивый певучий украинский, и белорусский и т.д. Но все это, как из корня произрастает дерево, так из церковнославянского произрастает наша письменность и наша письменная традиция. Ижденут  душу твою у тебя – кому же достанется то, что ты заготовил? Здесь тоже очень важный исторический контекст, на который мы не обращаем внимания, потому что мы наследники все-таки славянской культуры. А у евреев совсем по-другому. Речь идет о наследстве. Многие из нас вспоминают веселые истории о том, как еврей, умирая, собирает вокруг себя семью, старается распределить наследство, ну, и так какой-то такой не грустный конец у этой истории, все эти истории помнят и знают. Добрые такие, не злые, как и все, что настоящее радостное, оно не может быть злое и вызывать ненависть к тому, что ты еврей, или грузин, или немец, или русский человек, или украинец и так далее.  То есть, в этой народной традиции любви и добра, которое сохранило сердце русского человека, я имею в виду русского человека, т.е. православного, потому что русским православным может быть и грузин, и еврей, и японец, и немец, и китаец. Вот у нас икона китайских мучеников, которые после проповеди святителя Гурия уверовали в Христа и приняли мученическую кончину за Христа от безбожников. Среди них были и священники, и мужчины, и дети, старики и младенцы даже. Для ветхозаветного человека было очень важно распределить это свое наследство среди потомков, потому что даже если Бог тебе даст какое-то богатство, но тебе некому будет отдать, завещать своим детям, вот такой культ семьи был в дохристианском, ветхозаветном веке: значит, ты это богатство нажил неправедно, значит, ты проклят Богом, значит, ты за что-то наказан Богом, потому что у тебя нет семьи, у тебя нет многих детей, у тебя нет многих внуков, потому что тебе некому завещать это все свое богатство.

кому же достанется то, что ты заготовил? Так [бывает с тем], кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет. (Лк. 12:16-21)

Вот эту фразу многие из нас так и не понимают, так и не разумеют до конца, что же такое не для себя богатеть, а в Бога богатеть. Это что значит? Принести все деньги в церковь и все отдать на храм? Речь не об этом, речь не о деньгах, хотя и многие люди жертвуют на храм и это есть благо для этого человека, потому что это делают не для того, чтобы проявить какие-то материальные удовольствия для себя, а для того, чтобы сотворить милость Богу, ибо храм есть Божий дом. А Господь, еще раз повторяю, в этой притче не осуждает само по себе богатство как таковое. Господь говорит о приоритетах. Для чего ты разбогател? Так же, как и в евангельской истории о Марфе и Марии, Господь не осуждает хлопоты домашние, что вот ты придешь после литургии сегодняшней и накормишь супом (не забудьте – постным, пост уже Рождественский) или еще там чем-то своих близких и домашних, позаботишься о них, Бывает так: «Батюшка, вот мне надо там ребенку что-нибудь зашить или что-то сделать, а в воскресенье работать нельзя. Что делать?» Да не в этом дело – льзя или нельзя в воскресенье или в какой-то день. Весь вопрос в том, почему мы воскресный день Богу посвящаем? Мы его посвящаем в храме Божьем, в молитве. Если у тебя нет другого времени, разве это грешно будет, придя после воскресной литургии, а хорошо бы вместе с ребенком, придти и что-то сделать по дому, а может быть, и ребеночек, отдохнув после службы, покушав твой постный борщик или супчик в Рождественском посту, вместе с тобой что-то сделает, а потом вы вместе сядете, почитаете детскую Библию или просто побеседуете за чашкой чая о жизни, пообщаетесь между собой. Потому что мы перестали общаться друг с другом, мы перестали общаться с самыми родными, близкими людьми. Мы становимся чужими, и семья исчезает как таковая и как юридическая основа, и как этическая константа, вообще как духовная составляющая, как сущность жизни людей, которые не ушли в монастырь, а спасаются в семье. Происходит ли там это спасение? Происходит ли там это богатство богатения в Боге? Вот о чем вопрос. В Бога богатеть – это значит разумно распорядиться своим богатством: кому-то пожертвовать, кому-то помочь, для чего-то это использовать. Не для того, чтобы просто построить новые житницы и говорить своей душе: ешь, пей, веселись. А, может быть, сказать душе: поблагодари Бога, душа, за это богатство, помоги ближнему из части своего богатства, как, в общем-то, и делали раньше очень многие богатые люди в России. У нас великая русская история, у нашей Святой Мари Церкви Русской Православной Церкви, составной частью которой является наша Украинская Православная Церковь Московского Патриархата. Некоторые до сих пор спрашивают: почему в 2014 году Крым вернулся в Россию, а церковь не вернулась? Безумцы! А где она была? На Луне? Или вместе с вами на комсомольских собраниях? В обкоме партии Украины или в обкоме комсомола? Она и была всегда составной частью. И Бог никогда не разделяет ни русского, ни украинца, ни иудея, ни эллина. И заявлять такие вещи есть провокация против Бога и против Святой Матери Церкви. Но эту провокацию ты, провокатор, ставишь сам против себя, разделяя и властвуя. Мы знаем, чей это принцип. Это принцип дьявольского искушения, такого же искушения, как, например, кидают в среду верующих ту идею о канонизации царской семьи без решения церкви. Вот в 2000 году Церковь канонизировала семью царских страстотерпцев. Сколько было прошений в нашу епархию, я уже однажды рассказывал, сколько было прошений от людей, которые требовали до этого, причем именно требовали с пеной у рта, у священноначалия: давайте совершать молебны, крестные ходы в честь царской семьи, давайте то, давайте это. Причем, когда эти люди приходили, страшно смотреть было в их глаза, потому что в них не было любви, в них не было молитвы, в них не было кротости и смирения, которые были в очах царской семьи. В них были ненависть и злоба к священноначалию, которое сидит и прячет. Эти люди продолжают жить по комсомольским законам или по законам ЖЭКа. Им кажется, что канонизация – это как штамп в паспорте поставили, начальник ЖЭКа расписался – всё! Водопровод, канализацию провели в дом. Это всегда воля Божья, и Бог являет ее в то время и в тот день, когда будет на то Божье благословение. Верующий же в Бога человек должен со смирением, с молитвой, смирением и любовью к Богу относиться ко всем Божьим произволениям. Так вот, после того, как это произошло, куда делись эти все пеной у рта брызжущие, духовно больные, я бы сказал, к сожалению, люди. Сбежали! А им же кажется, что они подвиг совершают. Они вроде как герои на баррикады залезли или вроде как Александр матросов на амбразуру грудью бросаются – и все! Умру, но не сдаюсь! Им кажется, что они совершают духовный подвиг, что они жертвуют собою. А кто, интересно, их расстреливает? Куда эта жертва идет? На самом деле, это жертва, но жертва в кавычках, и не во имя Бога, не во имя спасения. Это человек жертвует вместо спасения, вместо Церкви, вместо Бога. Он идет в раскол и тянет за собой других. Вот  после 2000 года, когда все разрешено, я что-то не вижу этих организаторов многотысячных крестных ходов по крымской земле. Где они, куда они делись? Есть, конечно, почитатели, слава Богу, царской семьи, святых страстотерпцев. В храме нашем икона есть, появилась сразу, как это можно было, как это нужно было ей появиться в то время. И литургии, и службы проводятся, и молитва совершается. Но мы сейчас о другом говорит. Та же самая история произошла, когда появились индентификационные номера, и три шестерки в штрих-кодах усматривались. Я возвращаюсь к этому вопросу, потому что действительно нужно сказать, что это все не для спасения: ни идентификационные номера, ни пластиковые паспорта, всякие новшества. Как и эта электрическая лампочка, которая сейчас горит. Когда-то, когда вместо свечей появилось электричество, тоже это называли, я не буду ругаться, вспоминать этого бесовского слугу, но говорили, что это все от лукавого, это все не то. Но этим светом можно согреться, этим светом можно осветить дорогу, а этим светом можно, вложив пальцы в розетку, убить себя и погибнуть самому. Ни в номерах, ни в пластиках, ни в цифрах, ни в паспортах, некоторые, кстати, православные от паспортов решили отказаться – так какие-то опять  шестерки нашли. От советского паспорта почему-то не отказывались, а от паспорта гражданина Российской Федерации, на котором изображен святой Георгий Победоносец, икона считайте, увидели в рисунке, в обрамлении цифр, увидели три шестерки. Я спрашиваю: почему три шестерки, а не три девятки, например? Хотя это, кстати, вензель из древнерусской живописи, иконописи, т.е. которая происходит от иконы. Но кто что хочет, тот то и видит. Когда-то Патриарх, когда был еще Митрополитом Кириллом, в одной из своих проповедей в 1994 году, телевизионных проповедей о паспорте, говорил о том, чтобы увидеть чудо, душа должна быть настроена на это чудо, на восприятие чуда Божьего. А так будешь проходить мимо чуда – поглазел, как на витрину и прошел мимо. Что чудо исцеления, что явление на небе Креста Господня – неважно, этот человек не настроен воспринимать чудо. Вот душа должна быть настроена на проповедь Божью, как радиоприемник настраивается на какую-то конкретную волну, например, «Радио Вера» или «Радонеж». А если мы просто где-нибудь крутанем и включим это радио, то шум услышим, или, что еще хуже, что нам пытаются средства массовой информации впихнуть в уши. Поэтому будем, дорогие братья и сестры, как сегодня в Евангелии сказано, в Бога богатеть, будем своей душе говорить: не ешь, пей и веселись, а трудись и молись. Аминь.

Аудиозапись проповеди протоиерея Александра Якушечкина



назад к списку новостей