Петро-Павловский кафедральный собор г.Симферополь - Всякое дыхание да хвалит Господа (публикуется впервые)
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Всякое дыхание да хвалит Господа (публикуется впервые)

Ты любишь все существующее, и ничем не гнушаешься, что сотворил, ибо не создал бы, если бы что ненавидел (Прем. 11, 25)

Каким должно быть отношение христиан к животным, лучше всего видно на примере православных святых. Преподобный Серафим Саровский возле своей землянки устраивал настоящую столовую для лесных зверушек. К нему приходили зайцы, лисицы, белки и даже медведь. Отцу Серафиму не только не могло прийти в голову наставить на них ружьё, но он не был и равнодушен к их бедам, никогда не отказывал им в хлебе. По молитве преподобного Сергия Радонежского был исцелён слепой медвежонок, которого к его избушке принесла мед¬ведица. Старец Герасим Иорданский извлёк занозу из лапы льва. Зверь после этого всю жизнь смиренно трудился со святым и скончался на его могиле… Многие афонские старцы разговаривали с животными, как с людьми.

По слову святителя Луки, “бессмертие для твари не будет иметь того значения, что для человека. Её примитивный дух не может бесконечно развиваться и нравственно совершенствоваться. Жизнь вечная для низкой твари будет лишь тихой радостью в наслаждении светозарной природой и в общении с человеком, который уже не будет мучить и истреблять её”.

Именно: “не будет мучить и истреблять…”. К сожалению, греховная природа нынешнего человека такова, что он частенько становится палачом всего живого на Земле. Он видит в зверушках и птицах не душу, а исключительно мясо и шкуру. Но это ещё полбеды. Частенько он убивает животных на охоте и рыбалке уже не ради пропитания, а с целью развлечения! Человек, творящий такое, испытывающий удовольствие при виде страданий Божией твари, не имеет в себе ни капли христианина!

Предлагаем Вашему вниманию несколько рассказов о животных – воспоминания более чем полувековой давности нашего земляка-крымчанина. Он вспоминает годы своего детства, наполненные милосердным отношением к бессловесной твари. Мальчик этот давно вырос и стал священнослужителем.

 

ГАЛЯ (ворона)

Это было давным-давно, в годы счастливого беззаботного моего детства, когда я жил в самом лучшем уголке земного шара, в Крыму, и в самом прекрасном его месте, в городе Старый Крым.

Однажды наш сосед пришел к нам и предложил мне птенца вороны (в детские годы я очень любил всякую живность). Я с радостью согласился. А произошло это вот почему. Сосед принес своему маленькому сыну птенца вороны. Тот, недолго думая, привязал его на веревочку. У них был щенок, который играл с этим вороненком, пока сосед не увидел, что птица погибает. Понятно, что у щенка были свои правила игры.

Итак, я стал обладателем живой дикой птицы. Целый год отрастали крылья у Гали (так мы назвали нового члена семьи). Она полностью покрылась перьями, но все еще не могла летать, потому что маховых перьев не было. Щенок обломал их колодочки, они почти целый год кровоточили, пока не сменились в линьке. Только тогда наша Галя стала настоящей полноценной вороной. Ну, а поскольку от новых хозяев она получала любовь, ласку, полную свободу и самые лучшие яства, она и не помышляла улетать.

Так прошло три года. Это были самые яркие, памятные годы в моей жизни. Каждое утро, когда я шел в школу, Галя провожала меня: со столбика на столбик, с забора на забор, она была рядом со мной. Доведет до центральной асфальтированной дороги, и самостоятельно возвращается домой. Шоссе она почему-то категорически отказывалась перелетать.

Во дворе она была полной хозяйкой: нашей кошки она не боялась, да и кошка была приучена птиц не обижать. Собаку она не только не боялась, но всячески издевалась над ней. Как это выглядело? Как-то раз мама дала собаке кушать. Ворона тут как тут, крутилась-крутилась, никак к миске собака не подпускает: рычит, кидается на нее. Тогда Галя, недолго думая, подходит сзади к цепочке (собака была привязана на цепь и бегала по проволоке по двору) и начинает дергать за цепь: раз, два, три... много раз, собака кидается на нее, но она успевала взлетать, а затем опять продолжала терроризировать собаку, и так много раз, пока не доведет собаку до истерики. Тогда собака видит, что с птицей не может справиться, аппетит уже испорчен, ей стыдно, ведь она же зверь, а то птица, то демонстративно просто отворачивалась в противоположную сторону, как будто тут нет ни Гали, ни миски с едой, а Галя спокойно, уже не глядя на собаку, подходила к миске и выбирала самое вкусное и, довольная, улетала. Бывало и так. Собака имела привычку кусочки хлеба, оставшиеся после еды, прятать в куче мусора или зарывать в землю. Вороний глаз зорко следил за псом, и когда тот удалялся на законный дневной отдых, ворона тут же слетала с высоты наблюдательного пункта и без труда извлекала из собачьей кладовой содержимое и либо сразу съедала, либо, чаще всего, перепрятывала в другое место.

Наш папа держал пчел. Среди пчеловодческого инструмента он пользовался и скальпелем. Однажды мама вышла на крыльцо и зовет папу на обед. Папа, вернувшись после обеда на пасеку, зовет меня и спрашивает, не брал ли я скальпель. Я ответил, что не брал, и тут же вижу, что скальпель у Гали в клюве, а она сидит на абрикосе. Я зову ее, но она не реагирует, тогда я начинаю лезть на дерево (Галя явно хочет со мной поиграть). Галя перелетает выше, я лезу выше, а она перелетает еще выше, а туда я уже не могу, я начинаю трясти ветки, а она перелетает на другое дерево. Я понял, что таким путем я ничего от нее не добьюсь. Тогда я спускаюсь на землю, беру из холодильника кусочек колбаски или сыра, выхожу на крыльцо и поворачиваюсь в другую сторону, как будто я и не знаю, где она, и кричу во всю глотку: "Галя, Галя!" Галя бросает скальпель и стремглав летит ко мне за угощением.

Мы жили внизу улицы, а наверху располагался военный городок. По воскресным и праздничным дням офицерские семьи, проходя мимо нашего дома, шли отдыхать на лоно природы в лес, на речку. Галя ждала деток на заборе, и когда они проходили мимо, она подлетала сзади, подбегала к ним и щипала детей за разноцветные носочки (всем известно, что вороньи породы любят пестрое и блестящее).

Галя была очень общительна. Часто, сидя на перилах крыльца нашего дома, она, чистя свои перышки, ждала меня. Я подходил к ней, гладил ее по головке, а она, в блаженстве наклонив головку вниз, нахохлившись от удовольствия, кряхтела. В руках ей не очень нравилось быть, ей больше доставляло удовольствие восседать на плече или на голове и оттуда, с высоты, она нередко пускала свои "парашютики" (помет).

Еще два эпизода из жизни Гали. Мы держали кур. Их было четыре, и в нашей семье было четыре человека. Практически каждому в день по яичку. Вдруг мама стала замечать, что яиц не хватает. Мама, естественно, спрашивает меня: не брал ли я? Я, конечно, сразу предположил, что это проделки Гали и стал по утрам следить за ней. Куры жили в бывшем свинарнике (деревянный домик на четырех столбах, который в нашей местности назывался саж). Однажды утром, проходя мимо, я увидел, что в дверях сажа сидит Галя и ждет... Я стал наблюдать за ней. В глубине сажа была корзинка с гнездом. Курочка опустила яичко в гнездо и довольная, кудахча, выскочила во двор, а Галя сразу же метнулась в гнездо к теплому яичку. Тут я одним прыжком заскочил в саж, захлопнул дверцу, поймал Галю на месте преступления и тонкой лозинкой отстегал ее. Наказание было действенным - яйца перестали пропадать.

Как-то раз мама работала в огороде, пропалывала молодую зелень: лук, чеснок и пр. Галя крутилась около нее. Она была любопытна и любила человеческое общение. Потом она подходит к маме ближе и наблюдает за мамиными руками. Потом еще ближе подходит и, наклонив голову набок (как птицы обычно всматриваются), подходит вплотную к маминым пальцам. Мама, подергав сорняк, вырывает его, затем мама берет следующий сорняк, а Галя, перехватив его, вырывает, мама следующий берет, а Галя перехватывает его и вырывает, ну, а затем Галя, не дожидаясь маминой подсказки, сама продолжает "прополку", не разбирая, конечно, где сорняк, а где овощ... Как хорошо, что это была только Галина игра, которая тут же прекращалась, стоило только маме уйти с огорода, и Галина "прополка" нисколько не отражалась на урожайности маминых грядок.

От мамы Галя научилась говорить довольно четко два слова: "папа" и "Саша", хотя мама специально ее этому не учила. Поскольку папа часто задерживался у пчел и не шел на обед, а я подолгу бегал с ребятами по улицам, то маме приходилось многократно звать домой, а Галя таким образом выучилась произносить эти слова.

Прошло три года. Как приятно, дорого и поучительно было общаться с Галей! Она всех нас радовала, и нам было приятно видеть представителя дикой природы совсем рядом. Через три года Галя исчезла. Думается, что ее общение с добрыми людьми притупило ее естественную бдительность, и чья-то злая хулиганская рука прервала ее жизнь. Как жаль это чудное Божие создание...

Если бы она улетела с подругами (которые иногда прилетали к ней, рассядутся на абрикосе и зовут ее, но она, забившись в дровяной сарайчик, молча отсиживалась там), то наверняка бы не раз вспомнила бы человеческую любовь и ласку.

Героиня рассказа

Мама автора рассказа кормит ворону Галю

 

Друзья - ворона и собачка

Фото автора

 

УРСИК

Кто не знает этих четвероногих животных, грозу мышей и птиц? В одних семьях - это всеобщие любимцы и любимицы, чуть ли не абсолютные хозяева в доме или квартире, в других - необходимый предмет домашнего быта, либо вообще ненужные. Как бы там ни было, но мне хочется поведать небольшую историю о совсем обычной, не какой-то породистой кошке, которая в течение всей своей жизни только радовала хозяев, а это почти 15 лет!

Однажды, поздно вечером, мама с моей сестричкой возвращались домой. Была осень, грязь, слякоть. Около самого дома они увидели маленького серого котенка (у нас в ту пору кошки не было), и они пожалели его и взяли домой.

Как интересно устроен мир: одни без жалости выбрасывают котят и щенят, а другие из жалости подбирают. Наш котенок (мы назвали его громким именем Урсик) был так мал, что пальцы руки при обхвате сходились на его брюшке. Конечно, как у всех младенцев, у него, т.е. у нее (это оказалась кошечка) начался период учебы и воспитания. К нашей всеобщей радости она оказалась очень смышленой, веселой и послушной. Очень быстро научилась ходить "на горшок", а позже, когда она стала взрослой, самостоятельно стала выходить во двор через форточку, либо терпеливо ожидала около двери, пока хозяева изволят ее выпустить.

Мышей она исправно ловила и у себя в сарае и в саду, а нередко и соседям помогала. Когда у нее были котята, и уже в подростковом периоде, интересно было наблюдать ее уроки мышеловства. Когда котенок был еще совсем маленьким, она приносила ему мертвого мышонка, и тот начинал с ним общаться, когда котенок подрастал - она приносила мышонка полуживого, а когда котенок уже полностью понимал, кто такая мышь - кошка приносила ему совершенно целую мышь, таким образом котенок приучался всем правилам мышиной охоты.

Птичек Урсик не ловила, потому что хорошо знала, что за птичек ей крепко достанется. Я отнимал мертвую птичку, и этой птичкой крепко лупил ее, плюс ремнем или лозинкой. Так что нашим птичкам спокойно жилось.

Но самое похвальное качество, чем она снискала всеобщую любовь и симпатию - так это своей порядочностью, лаской и особым кошачьим благородством. Она никогда не шкодила, не воровала, не лазила по столам!

Помню, как-то мама купила много свежей рыбы, бычков. Целый таз стоял на полу, а наша Урсик сидела рядом и ждала, пока мама придет и даст ей. Мама специально выходила, рыба оставалась под охраной на совести кошки, и кошка даже не шевельнулась, не посмотрела на таз с рыбой, хотя таз был открыт.

Вот за такую кошачью честность она и снискала к себе глубокое уважение, доверие и любовь нашей семьи на всю свою кошачью жизнь.

И еще один штрих к признанию ее послушания и благородства. Я, как самый маленький в семье, чаще всего играл с ней. В начале наших игр она пыталась обхватывать мою руку лапками, выпускать когти и кусать. Когда это было больно, я ловил ее лапки и как бы пытался отломить выпущенный коготь, говоря ей: "Больно!", и в дальнейшем она уже никогда при игре когтей не выпускала.

Вот такая кошечка была у нас!

ЛАСТОЧКИ

Кто не знает этих красивых птиц?! Кто не любит наблюдать их грациозный полет?! А какая тонкая и четкая окраска их изящной фигурки! Ласточек все любят!

Однажды соседи-ребята предложили мне целое семейство маленьких, слепых, голеньких птенцов ласточки. Возможно, они сами сбили хрупкое гнездо, а потом пожалели и предложили мне. Все лето я был и папой и мамой для них.

Поверьте, какое удовольствие целыми днями бегать по саду или полю, или около ульев и ловить всевозможных бабочек, кузнечиков, трутней (самцы пчел, они не жалят) и кормить этих прожорливых птенцов! Когда я подходил к клетке, где я сделал им гнездышко из ваты и тряпок, они вытягивали свои длинные тонкие шеи с огромными желтыми ртами и настойчиво ими покачивали, ожидая очередную порцию пищи. Они росли очень быстро: моль, бабочки, кузнечики и трутни - это их ежедневный рацион, который я целыми днями добывал. Оторвав все невкусное жесткое: крылышки, усы и лапки, я делал над ними пикирующее движение рукой и опускал в очередной клювик что-то вкусное - и так все лето... Когда они немного подросли, я поочередно вынимал их из клетки (предварительно набрав в рот воды), подносил их ко рту и аккуратненько, осторожно выпускал капельку воды, подносил птичку к этой капельке и поил их.

Прошло лето. Мои питомцы полностью оперились, окрепли, стали красивыми щебетуньями. Когда я убедился, что мои ласточки стали настоящими взрослыми птичками, я вынес клетку на широкий двор, раскрыл дверцу, и они с радостным щебетанием выпорхнули на свободу.

Началась новая, взрослая птичья жизнь! Храни их Господи!

Саша С., г. Старый Крым. 1957-59 гг.


Назад к списку