Петро-Павловский кафедральный собор г.Симферополь - Святитель Лука Крымский. «Непостижимые тайны». Слово в день Благовещения Пресвятой Богородицы
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Святитель Лука Крымский. «Непостижимые тайны». Слово в день Благовещения Пресвятой Богородицы

Светом неизреченным озарился мир в сей благословенный день, день открытия глубочайшей тайны, в начале веков возвещенной первозданным людям Самим Богом при изгнании их из рая: «Семя жены сотрет главу змия». К этой благодатной Жене, семя Которой должно было стереть главу змия, послан был с неба святой Архангел Гавриил; послан был для того, чтобы возвестить Ей, что пришло время исполнения глубочайшего, таинственного пророчества Исайи: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил, еже есть сказаемо: с нами Бог» (Ис. 7, 14).

Предстал со страхом святой Архангел пред Той, Кого Бог избрал из всего рода человеческого, предстал с удивительным, необычайным приветствием: «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою!» (Лк. 1, 29.) Благодатной назвал… Кого из жен называли когда-либо благодатной, а Ее назвал святой Ангел полной благодати.

«Благословенна Ты в женах» (Лк. 1, 28). Между всеми, всеми женами, которые когда-либо были, которые когда-либо будут, Она одна благословенна. Приветствие изумительное, поразительное. Как же отнеслась к нему Пресвятая Дева? Она смутилась от слов его и размышляла, что бы это было за приветствие. Как было не смутиться, слыша такие необыкновенные слова, слыша, что Она над всеми людьми на недосягаемую высоту поставлена, что с Нею Бог, что Она благодатная. Но Она молчала, как молчала всегда в жизни Своей, и было молчание Ее святым молчанием.

Ее уста всегда были запечатлены печатью благодатного и святого молчания. Когда родился от Нее в пещере вифлеемской Тот, о Котором теперь возвещал Архангел, когда исполнилось дивное пророчество, Она тоже молчала, не испускала криков радости и ликования, и когда пришли пастухи, а позже волхвы с Востока на поклонение родившемуся от Нее Младенцу, когда услышала Она, что Ангелы святые возвестили им о рождении Спасителя мира, Она молчала и только слагала эти удивительные слова в сердце Своем. Даже тогда, когда пришла Она со святым старцем Иосифом Обручником и Сыном Своим, двенадцатилетним Иисусом, в храм Иерусалимский для поклонения, и незаметно остался в храме Иисус, и не найдя Его, они должны были с пути возвратиться и 3 дня искали Его в городе; даже тогда, когда Она услышала слова, которые никто не мог произнести, кроме Сына Божия: «Зачем было Вам искать меня? Или Вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» (Лк. 2, 49.), — Она молчала, но эти удивительные слова слагала в сердце Своем. Даже тогда, когда стояла Она у Креста Голгофского, видя страшные мучения Сына Своего, Она не вопияла, не рыдала, как свойственно слабому сердцу женщины. Она молчала. В скорбном молчании взирала Она на Сына Своего, тогда как сердце Ее раздиралось таким ужасным страданием, какого не знают люди. Она молчала…

Она молчала и теперь, и только размышляла, что это за странное приветствие.

Сказал Ей Ангел Божий: «Не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца» (Лк. 1, 30-33).

Что может быть поразительнее предвозвещения, что должен родиться от Нее Тот, Который наречется Сыном Всевышнего, что Он будет царствовать над домом Израиля во веки веков? Но зачем эти слова свои он предварил успокоением Ее: «Не бойся, Мария»? Она его не боялась, как убоялся бы каждый смертный, увидя Ангела. Она его не боялась, ибо Сама была Святейшей святых. Она это в глубине сердца Своего сознавала. Может быть, Ей было открыто от Бога, что Она будет Честнейшей херувимов и Славнейшей серафимов. Она его не боялась, Она только со смирением, с удивлением слушала слова его. Зачем же сказал он: «Не бойся»? Затем, что то, что он предвозвещал, должно было наполнить страхом сердце Ее.

«Как Я буду Матерью Того, Кто наречется Сыном Всевышнего? Как Я буду Матерью Того, Кто унаследует престол отца Своего Давида?» Разве это не страшно, разве не должно было вострепетать Ее сердце, когда услышала Она такие слова?
Вот зачем сказал Архангел: «Не бойся, Мария». Как ни велико, как ни страшно то, что произойдет с Тобою, не бойся. И сердце Марии успокоилось, но Она спросила: «Как будет это, когда Я мужа не знаю?» (Лк. 1, 34.)

Это естественный, совершенно естественный вопрос: «Как же Я, Дева Чистая и Непорочная, как буду Матерью? Скажи, объясни Мне». Этот вопрос Святой Девы служит величайшим доказательством Ее непорочности, Ее приснодевства, ибо Она Сама свидетельствовала о том, что хотя живет в доме Иосифа, нареченного мужем Ее, но мужа не знает, не муж он Ей, а хранитель Ее девства. Она давно, давно дала Богу обет всегдашнего девства, и этого не мог не знать Иосиф Обручник. По закону Моисееву никакой обет женщины незамужней не имел силы, если не был подтвержден ее отцом, и никакой обет женщины замужней не имел силы, если не был подтвержден и утвержден мужем ее. Этот закон знал Иосиф, он не мог не знать об обете Девы Марии и утвердил его. Запомните же это те, кто дерзает сомневаться в приснодевстве Матери Христа, запомните.

Что же отвечал Ей Ангел на этот столь понятный, столь естественный вопрос? Ответил словами, повергающими нас в изумление и трепет: «Дух Святый найдет на Тя и сила Вышняго осенит Тя» (Лк. 1, 35). Пусть запомнят это все те, кто в гордости ума своего, в приверженности своей к обычному, к естественному, не хочет верить в Непорочное Зачатие Спасителя Пресвятой Девой Марией, пусть запомнят, что сам Ангел это сказал.

Это непонятно. Ну что же, разве мало есть таинственного и непонятного в природе и в жизни нашей? Бесконечно, бесконечно много непонятного, без конца много таинственного, неведомого нам, того, что никогда нами не может быть разгадано и никогда не будет узнано по самому свойству таинственного и по ограниченности ума нашего. Блаженной памяти митрополит Московский Филарет сказал глубокие слова о том, как должно относиться к таинственному и непонятному: «Встречаешь ли непонятное в вере? Не спеши любопытствовать или прекословить, но в молчании внимай глаголу веры и терпеливо жди времени, когда глаголющий в притчах удостоит тебя изъяснения оных словом и опытом».

Благоговение и смирение требуется для того, чтобы склонить свою гордую голову пред непостижимым, пред таинственным. Говорят: «Что это за чудо такое Непорочное Зачатие? Чудес не бывает». А древний великий святитель и глубокий мыслитель блаженный Августин сказал весьма мудрые слова: «Чудо находится в противоречии не с природой, а с нашими знаниями о природе». А наши знания о природе чрезвычайно малы, как ни великими кажутся они нам. И если мы находим что-либо, что кажется противоречащим законам природы, то не должны дерзко объявлять это невозможным.

Итак, смиренно опустив голову, внимала Пресвятая Архангелу Гавриилу.

Что скажу я тем, кто не желает быть смиренным, тем, кто верит только в науку; что скажу тем из вас, которые получили естественнонаучное образование и не хотят верить тому, что противоречит фактам, установленным естествознанием? Я скажу им: «Когда вы впервые познакомились с учением о партеногенезе — о размножении однополых растений и низших животных, — разве вас не поразило столь необычное и резкое исключение из законов природы, по которым все твари размножаются двуполо?»

Но скоро изумление прошло. Наука говорит: «Это факт, значит, это верно», — и успокоилось удивление, и улеглось сомнение. Спросите тех, кто знаком с наукой эмбриологией, изучающей, как развивается зародыш во чреве матери: разве им ясно, какими силами происходят изумительные процессы превращения яйцеклетки в живой организм? Разве ученые могут сказать, что эмбриология способна объяснить те тайны, которые производятся силой Божественной — в утробе матери, когда зарождается новое живое существо? Пусть объяснят, каким образом возникает дух человеческий в утробе матери. Они этого не умеют объяснить и никогда не объяснят.

Вы знаете, что зачатие происходит путем соединения двух половых клеток: семенной и яйцевой. Знаете, что эти клеточки микроскопически малы. Объясните, как же слившиеся воедино микроскопические половые клетки могут содержать всё безмерное, неисчислимое богатство тех физических и душевных свойств, которые наследуются тем существом, которое развивается из одной оплодотворенной яйцевой клетки. Пусть объяснят, как в этой малой клетке может вместиться всё: и все физические, телесные свойства, и все привычки, манеры отца или матери, передаваемые их детям. Как и где в этой клетке могут вместиться душевные свойства, которые наследуют дети от родителей своих?

Я скажу, что и в этом непостижимая тайна. Для нас, верующих в Бога, ясно и понятно, что всё создано Богом и управляется законами, данными Им. Над всем царит Святой Дух: всё в мире творится, всё происходит, всё живет только действием Святого Духа. И если Дух Святой установил те законы, которые изучает наука, то почему не должны мы верить в то, что силою Духа Святого может совершиться и неизмеримо большее того, что знает наука? Творец мира не волен ли, не властен ли изменить и самые законы природы? О, конечно, может, конечно, властен!

Склонимся же с глубокой верой пред словами Архангела Гавриила Деве Святой: «Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя: тем же и раждаемое Свято наречется Сын Божий». Именно потому, что это было рождение силой и наитием Святого Духа, именно потому рождаемое Святое наречется Сыном Божиим.

Вот, что слышал мир в сей благословенный день. Вот, что возвещено святым Архангелом. Вот, как началось величайшее дело спасения рода человеческого. Вот, как произошло Зачатие Господа Иисуса Христа в непорочной утробе Девы Марии.
Будем же и мы подражать Ее святому молчанию; заключим уста свои, когда будут проситься с уст слова неверия, слова сомнения; замолчим так, как умела молчать Пресвятая Дева. Всем сердцем поверим в Непорочное Зачатие Господа Иисуса и всем сердцем прославим Деву Святую, Матерь Пречистую Господа нашего Иисуса Христа.

1948 г.


Назад к списку