Петро-Павловский кафедральный собор г.Симферополь - Как восполнять силы и не «сгореть» на работе
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Как восполнять силы и не «сгореть» на работе

Хотелось и, наверное, правильнее было бы начать статью об отдыхе с жизнеутверждающей и радостной цитаты из Святого Писания. Но лично я — ежедневно пробегающий мимо храма на работу и иногда «приползающий» после работы в храм — ловлю себя на мысли, что отлично вписываюсь в плачевный статистический портрет обыденности.

Когда труд во вред

Исследования Международного кадрового портала HeadHunter, проведенные в 2013 г. в Украине, обнаружили, что половина офисных работников «хронически устали», столько же — жалуются на дискомфорт позвоночника; практически каждый третий часто нервничает и сетует на головные боли, отсутствие аппетита, депрессию. Среди причин ухудшения здоровья многие отмечают «десятичасовой рабочий день», «ненормированные трудодни», «ночные смены», «отсутствие отпуска», «командировки», «вал по плану, при нехватке сотрудников». Обо всем этом — вдумайтесь — говорят не труженики почтенного возраста. Опрашивали молодежь — 3,5 тысячи респондентов в возрасте 20–35 лет. Знакомая картина? Посмотрим по сторонам или даже в зеркало.

Кое-где в мире «хроническая усталость» (со всеми вышеперечисленными симптомами, плюс беспричинное чувство тревоги) уже внесена в перечень профессиональных болезней как синдром «burnout», то есть «выгорание». Это состояние часто влечет за собой потерю трудоспособности, однако не является пределом человеческих возможностей. Данные актуальных исследований Международной организации труда свидетельствуют: ежедневно внезапная смерть на рабочем месте уносит около 5,5 тысячи человеческих жизней. (Для сравнения: уровень смертности от производственных травм — в шесть раз ниже.) В докладах ученых-физиологов этот мор назван синдромом кароши (яп. «смерть от переработки») и даже определена зона риска — работа от 60 часов в неделю на протяжении нескольких месяцев.

В фундаментальной публикации 19-го тома специализированного издания Национальной академии медицинских наук (2013 г.) читаем: «8 часов — это максимальная продолжительность возможного напряжения в работе сердца на протяжении 24-часового суточного цикла без вреда для его функциональной активности. После этого необходим удвоенный период времени для восстановления израсходованных ресурсов…». Умножив 8 часов на количество дней недели, нетрудно сделать выводы. «Никакая зарплата не может заменить законы природы. Она может только вынуждать человека продолжать работать на фоне истощения ресурсов организма и тем самым ускорять его износ, преждевременное старение и потерю трудоспособности». Под этими словами стоят подписи ведущих медиков, биологов и физиологов нашей страны, в том числе исследователей с мировыми именами — директора Института медицины труда АМНУ, академика Юрия Кундиева и заведующего кафедрой гигиены труда и профессиональных заболеваний НМУ им. А. А. Богомольца, профессора Александра Яворовского.

Беда в том, что, по оценкам ученых, человек, сгорая на работе, часто не ощущает увеличения физиологической стоимости собственной деятельности, что заканчивается патологическими заболеваниями. Более того — усталость, действительно, имеет свойство накапливаться. И эти выводы опираются на масштабные исследования, проведенные в 15 странах Евросоюза и охватившие 20 тысяч сотрудников различных сфер деятельности.

Статистика и процессы, исследуемые физиологами, вполне закономерны. Ненормированная работа на износ — преступление четвертой Божией заповеди о воскресном дне: …шесть дней работай и делай всякие дела твои; а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему (Втор. 5: 13, 14). У святителя Николая Сербского есть поучительная притча о труде и отдыхе: «Некто не почитал заповедь Божию о праздновании воскресного дня... Когда все село отдыхало, он до седьмого пота трудился в поле со своими волами, которым тоже не давал отдохнуть. Однако на следующей неделе в среду он обессилел, ослабли и его волы; и когда все село вышло в поле, он остался дома, усталый, угрюмый и отчаявшийся. Поэтому, братья, не уподобляйтесь этому человеку, чтобы не потерять силы, здоровье и душу. Но шесть дней трудитесь, как соратники Господа, с любовью, наслаждением и благоговением, а седьмой день целиком посвятите Богу. Я на собственном опыте убедился, что правильное проведение воскресенья человека воодушевляет, обновляет, делает счастливым».

Как отдыхать правильно?

На этот вопрос святитель Николай Сербский отвечает так: «Помни, отдых может быть лишь рядом с Богом и в Боге. На этом свете нигде больше истинного отдыха не найти, ибо этот свет бурлит, как некий водоворот... Весь седьмой день думай о Боге, говори о Боге, читай о Боге, слушай о Боге и молись Богу. Так ты воистину отдохнешь и исполнишься новых сил». Этот подход, изложенный в июле 2013 г. в «Церковной православной газете» (№ 14), десятки читателей сочли правильным, но обобщенным. Многих, в том числе и людей, регулярно посещающих храмы по воскресеньям, заинтересовала конкретика: как именно отдыхать?.. Так, например, киевский журналист Вацлав Дворник написал, что на протяжении нескольких лет участвовал в Литургии, но… угрюмость и усталость почему-то не проходили. Один из священников рекомендовал ему потрудиться в монастыре.

Проблема — как сейчас осознает и признается сам Вацлав — оказалась в том, что его случай был запущенным. 12 лет работы в светских СМИ (часто — без выходных, почти всегда — по 10–12 часов в сутки) просто истощили молодого человека. А чрезмерное употребление алкоголя (способ «релаксации» от переизбытка не всегда нужной, а часто — вредной информации) едва не довело до нервного срыва. Однако Господь не оставил! «Крайне необходимо бывать на богослужениях… В храме, действительно, отдыхаешь душей. Правда, скоропостижного чуда — восстания из пепла хронической усталости — может и не случиться», — говорит Вацлав Дворник. В июле – августе 2013 г. журналист поменял профессию — устроился разнорабочим в обитель. Результат превзошел его ожидания — через несколько трудодней наладился сон: работая не головой, а руками, журналист затем спал как младенец. Еще через неделю приятное ощущение телесной усталости дополнили давно забытые чувства радости и полноты смысла жизни. (Сверлящий вопрос — «а зачем работать?» — был снят с повестки дня.) Каждая минута в обители проживалась не зря, и результаты были вполне осязаемы: к концу дня, Божией милостью, напоены, накормлены и согреты сотни паломников.

Не обошлась, правда, монастырская трудотерапия без искушений. Благочинный обители спросил как-то Вацлава, почему тот не отдыхает, ведь Сам Господь благословляет отдых: и собрались апостолы к Иисусу и рассказали Ему все, и что сделали... Он сказал им: пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного, ибо много было приходящих и отходящих, так что и есть им было некогда (Мк. 6: 30–31). Журналист ответил, что место в монастыре и без того пустынное, а есть он пока не хочет. Опытный архимандрит усмехнулся. Как оказалось — пророчески. Не прошло и получаса, как несколько уставший Вацлав смешал в один короб сухари из белого и черного хлеба, совершив, таким образом, недопустимую технологическую ошибку. А еще через час, так и не уняв рвения, едва не травмировался. Но не бывает худа без добра — из истории извлечен урок: Христово иго легко, однако если подустал — отдохни. Простой, основанный на эмпирическом опыте, вывод, оказывается, научно обоснован.

По оценкам физиологов, уровень травм при увеличении времени рабочей недели с 40 часов до 60-ти возрастает на четверть. Также помимо формального ограничения рабочего дня 8 часами физиологи рекомендуют труженикам адекватно оценивать свои силы в процессе труда. При появлении первых признаков усталости (подчеркнем — первых признаков, однако ни в коем случае не падения с ног!) приостанавливать работу. После этого — менять занятие и отдыхать время, достаточное для восстановления обычной трудоспособности. Более того, новый рабочий цикл рекомендуется начинать в повышенном тонусе (сравнивая с окончанием предыдущего), а также следить, чтобы при многократном повторении циклов «труд-отдых» на протяжении дня не возникало ощутимого дискомфорта. Если он есть, надо прекращать работу. Иначе — выгорание вплоть до кароши.

«Боль врача ищет...»

Вообще, физиология — наука точная и часто перекликающаяся с наставлениями святых отцов и Преданием Церкви. И большинство ученых, и многие святые отцы обращают внимание на то, что отдых не всегда снимает усталость, а труд не обязательно утомляет. Что питаться следует регулярно и в меру, что дневной сон — желателен, а ночной — обязателен. Что нужно чаще бывать на свежем воздухе, что полезны умеренные физические нагрузки (в том числе — производственная гимнастика). Что умеренное употребление вина (стакан в день, по мнению медиков; кубок — если по Типикону) также полезно для здоровья и придает сил. А главное: и святые отцы, и физиологи едины в том, что мера труда и отдыха индивидуальна, зависит от состояния здоровья человека и характера работы. Так, например, близкий нашему времени архиманд­рит Иоанн (Крестьянкин) наставляет в своем письме одну из духовных чад: «Дорогая о Господе матушка игумения... На первых этапах нам даются уроки, из которых мы не во мнении, но в реальной практической жизни должны усвоить беспредельную глубину своей немощи. […] И сами себя Христу Богу предадим. […] И Ваша немощь, которая провоцирует мечтания, — поучительна. Единого рецепта на лечение этих недугов нет. Кому что подходит по складу ума и сердца и телесной силы или немощи. Если видите, что дневной отдых вместо ожидаемого отдохновения несет с собой ненужное расстройство, — прекратите его. Но тогда же измените нечто в режиме жизни своей — раньше отходите на покой вечером. Говорить легко, исполнить трудно, но надо найти свое личное, что будет на пользу душе и телу. Спать надо при здравии — 7 часов, а при немощи и 8-мь допустимо».

Во всех медицинских энциклопедиях сказано, что восьмичасовой сон — самый важный и действенный (наряду с питанием и питьем) способ восстановления сил уставшего организма. Святитель Григорий Нисский в своем рассуждении «Об устроении человека» посвящает целую главу… исследованию сна, зевоты и сновидений. И делает вывод, который спустя века подтверждают биологи: «Благовременный отдых для телесного состава необходим, чтобы пища беспрепятственно разошлась по всему телу...».

«После трапезы — час отдыха, — фиксирует иеромонах Никон (Беляев) в своем дневнике распорядок преподобного Варсонофия Оптинского. — Ближе к вечеру самовар ставил сам, пил траву». Через много лет, с подачи авторитетного советского физиолога В. С. Лукьянова, на предприятиях СССР будут в обязательном порядке наливать чашку чая перед выходом с работы. А сам Лукьянов начнет добиваться (небезуспешно) практики «вторых завтраков» — для компенсации отсутствия послеобеденного сна и ресурсных затрат по пути на работу. К слову, именно этот выдающийся ученый обосновал систему «завтрак-обед-полудник-ужин», которую советские люди впитывали буквально с материнским молоком, с четырехчасовыми интервалами. И физиологи, и многие святые отцы рекомендуют питаться в меру (с учетом состояния здоровья), а из-за стола вставать немного недоев. «За трапезой кушайте досыта, но не до пресыщения, — наставлял новоначальных преподобный Варсонофий Оптинский. — Пост и воздержание, необходимые впоследствии, для вас необязательны».

Строго говоря, советские физиологи «велосипеда» не изобретали. Например, предложенный ими оптимальный распорядок дня, известный каждому советскому школьнику, практически идентичен (если учесть продленку) тому, который в ХIХ в. был установлен в российских епархиальных училищах. Читатели, которым за 30, могут сравнить детский хронометраж, скажем, с распорядком Московского епархиального училища иконописания в 1873–1885 гг.:

• 6:30 — подъем;
• 7:00–8:30 — пение утренних молитв, завтрак, подготовка к занятиям;
• 8:30–11:50 — три урока с 15-минутными перерывами;
• С 12:00 — обед и отдых;
• 13:00–16:00 — рисование;
• До 21:00 — отдых, вечерний чай, прогулка, подготовка домашнего задания;
• 21:00 — ужин и вечерняя молитва;
• В 22:00 — все должны быть в постели.

Сейчас все чаще звучит мысль, что советская физиологическая матрица несовершенна, так как не учитывает индивидуальных особенностей организма. Отчасти это так. Однако нужно понимать, что, при всех недостатках советской школы физиологии, было важным не столько удовлетворение потребностей человека, сколько его здоровье. И дело тут не в том, что в СССР работали ученые-филантропы. Перед ними стояла четкая задача — каждый гражданин должен, с одной стороны, «давать стране угля», а с другой — «быть всегда готов». Отсюда — естественное стремление к «золотой середине» между трудом и отдыхом. И именно такое стремление во многом сближает научную мысль со святоотеческой рассудительностью.

Тема рассудительности в трудах и добродетелях красной нитью проходит в древнейшем аскетическом наставлении святителя Афанасия Великого. Этот учитель Церкви, повествуя о жизни преподобной Синклитикии Александрийской (IV в. по Р. Х.), обращает особенное внимание на то, что после величайших подвигов (спала на земле, не допускала мысли о лакомствах, ограничивая себя даже в воде) преподобная обязательно отдыхала. Собственно, здравое отношение, а не только подвиги и труды, святитель и ставит в пример: «С осторожностью правила судно своей души кормилом благочестия и привела его в целости в гавань спасения, держась веры в Бога, как самого надежного якоря». Мы можем только догадываться, как именно отдыхала Синклитикия. Наверное, отдых преподобной оказался бы непосильным трудом для нас, немощных. Духовный опыт у каждого свой. Однако и в трудах, и во время отдыха (эти два процесса, кстати, по мнению физиологов, одновременны — не исключают, а дополняют друг друга) важно ощущать свое состояние, прислушиваться к телу, голосу совести и советам духовников, не теряя здравого смысла.

Труд и отдых — это как раз тот случай, когда каждому — свое. Представителям творческих и интеллектуальных профессий, по совету святителя Феофана Затворника, может помочь поддержать здоровье занятие ремеслом, например плотничество или гончарство. Подуставшим столярам и сантехникам, быть может, нелишне подвергнуть критическому осмыслению религиозный опыт философа Ильина и некоторые его аксиомы. А самое главное — не преступать четвертой Божией заповеди и избегать крайностей, не превращая труд в каторгу и не путая отдых с ленью и пьянством.

Вячеслав Дарпинянц

Церковная православная газета №14 (230) июль 2014, стр.10-11


Назад к списку