Петро-Павловский кафедральный собор г.Симферополь - В ночь с 28 на 29 ноября в Париже отошла ко Господу Наталья Горбаневская
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

В ночь с 28 на 29 ноября в Париже отошла ко Господу Наталья Горбаневская

30 ноября. ПРАВМИ. В ночь на 29 ноября в Париже умерла Наталья Горбаневская — русская поэтесса, переводчица, правозащитник, участница диссидентского движения в СССР.

Наталья Евгеньевна Горбаневская — поэт, переводчик, филолог, журналист, известный правозащитник. В 1964 году окончила Ленинградский университет по специальности «филолог, преподаватель русского языка и литературы средней школы».

Работала в Москве библиотекарем, библиографом, техническим и научным переводчиком. Была инициатором, автором, редактором и машинисткой первого выпуска самиздатовского бюллетеня «Хроника текущих событий».

Участница демонстрации 25 августа 1968 года против введения советских войск в Чехословакию. Арестована 24 декабря 1969 года. В апреле 1970 года в Институте судебной психиатрии имени В. П. Сербского ей был поставлен диагноз «вялотекущая шизофрения» при отсутствии упоминаний в клинической записисудмедэкспертами каких бы то ни было психопатологических расстройств, которые обуславливали бы необходимость госпитализации; направлена на принудительное лечение в психиатрическую больницу тюремного типа, где содержалась 2 года и 2 месяца до 22 февраля 1972 года.

Ей посвящена песня «Natalia», написанная в 1973 году Джоан Баэз на стихи Shusha Guppy (диск «From every stage», 1976 год).

В 1971 году Горбаневская опубликовала свой очерк «Бесплатная медицинская помощь», написанный в марте 1968 года и посвящённый злоупотреблению психиатрией в СССР, в книге «Казнимые сумасшествием».

17 декабря 1975 года эмигрировала. Жила в Париже. Работала в редакции журнала «Континент», была внештатным сотрудником радио «Свобода», с начала 1980-х годов и до 2003 года работала в газете «Русская мысль». С 1999 года состоит в редакции и редколлегии русскоязычного варшавского журнала «Новая Польша», публикуется в нём как автор и как переводчик. С 2005 года гражданка Польши.

Участник документального телесериала «Они выбирали свободу» (режиссёр В. Кара-Мурза, 2005). 23 октября 2008 года в Люблинском университете имени Марии Кюри-Склодовской Наталии Горбаневской вручили диплом почётного доктора (doctor honoris causa).

Автор полутора десятков книг стихов; переводчик с польского, чешского, словацкого и французского. Горбаневская стала лауреатом международного литературного конкурса «Русская премия» по итогам 2010 года в номинации «поэзия». 27 апреля 2011 года в Москве супруга первого президента России Наина Ельцина вручила ей награду за книгу «Прильпе земли душа моя. Сборник стихотворений 1956—2010 гг.».

25 августа 2013 года, 45 лет спустя, Горбаневская снова приняла участие в демонстрации на Красной площади под лозунгом «За вашу и нашу свободу». Баннер с лозунгом у Лобного места развернула группа из 12 человек, из которых 10 человек были задержаны полицией. Горбаневскую полиция не тронула. (По материалам Wiki).

 

ПАМЯТИ ХРИСТИАНСКОГО ПОЭТА

То ли таково свойство человека – с возрастом ощущать время быстротекущим, то ли оно, время, и впрямь летит стремительно, только кажется, что мы виделись буквально вот только что… Свой день рождения Наталья Горбаневская отмечала в московском литературном клубе «Билингва» — в этом году, 7 мая в 7 часов вечера, 77 лет. Собравшиеся поэты читали ей в подарок свои стихи, Горбаневская читала – свои, и поэтические строки перемежались возгласами «Христос воскресе!» — дни стояли пасхальные. А в августе Наталья Горбаневская снова была в Москве, я пригласил ее принять участие в передаче «Движение слов» на радио «Культура», мы говорили о поэзии  и о жизни, она читала свои стихи, читала, несмотря на слабоватые зрение и слух,  великолепно, я смотрел на маленькую худенькую седую женщину и думал о том, что такие люди, своей неиссякаемой активностью приводящие в движение все вокруг, кажутся – всегдашними, неумирающими…

Наталья Евгеньевна, сейчас многие в строках, посвященных вам, будут вспоминать вас как борца с тоталитарным советским режимом, правозащитницу и диссидента, человека-легенду из российской истории ХХ века… Всё так. Но для меня в первую очередь дорого то, что вы – поэт, и поэт достаточно редкой породы – поэт христианский. Не из тех, конечно, кто строго подчеркивает свою религиозность , кто в своих стихах создает конфессионально выверенные, но безжизненные картинки к учебнику «Закона Божьего», но из тех, для кого христианство стало самой плотью и кровью, самим духом творчества, а евангельские заповеди – повседневной нормой жизни. Ваши стихи и переводы любимы российскими читателями многих поколений, ваш блог в Живом Журнале – настоящая антология , в которой кропотливо и любовно собраны  самые свежие строки  самых разных современных российских поэтов.

Уметь  слагать стихи – талант, но талант верующего сердца и живой совести – талант еще больший. Вам, Наталья Евгеньевна, даны Богом они оба. Спасибо, что, как в евангельской притче, вы не зарыли своих талантов в землю, но творчески приумножили их, даря и нам плоды этих трудов. Спасибо за всё – и вечная Вам память.

 

Священник Сергий Круглов 

* * *

Тот Кто дал свободу грешить и Его же злоречить

ни в какую погоду нас одних не оставит

не раскидывай кости решить чет или нечет

отрешись от злости хоть на час коль не можешь славить

 

Из стихов Натальи Горбаневской:

* * *

Пора остановиться,

не виться, не крутиться

вокруг чего ни будь,

пора, как рукавица,

с ладонью распроститься,

в сугробе утонуть.

 

Пора надменный опыт

перековать на шепот,

на шелестение

сухих опавших листьев,

простых последних истин,

колких, как терние.

 

* * *

А ты не бойся, не печалься,

и пусть отчаянье не гложет.

Никто не знает дня, ни часа,

когда по манию Начальства

ангел-хранитель крылья сложит.

 

Никто не знает дня, ни срока,

когда ты выйдешь из-под стражи

и, как сорока-белобока,

замолкнешь и вздохнёшь глубоко.

И станет мир страшней и старше.

 

* * *

Не вижу, не слышу, не чую,

и лишь осязаньем — глазет.

В мою похоронную сбрую

добавьте подшивку газет,

 

которым, уже пожелтелым,

себя отдавала, не льстясь

навязывать духом и телом

с потомками хрупкую связь.

 

* * *

Мелодия, ты всё, ты вся

судьба моя и голос.

Ты помнишь, как, тоску снеся,

посуда не кололась,

 

как, переживши перелет,

мой саквояж не рвался

и как сходил с борта пилот

под бормотанье вальса…

 

* * *

Жаворонки прилетели,

жаворонки.

Травы старые в постели

ржавы, ломки.

 

Травы старые подстилкой

новой травке,

как песчаник палестинский

нашей Пасхе.

 

* * *

Раздралась завеса, и тьма

покрыла и поглотила

холмы, и луга, и дома,

и вышние в небе светила.

 

Весь мир стал затменным, как ум

как ум и пустой, и надменный,

как будто пришел Каракум

пески рассевать по вселенной.

 

Чернело сильнее в стократ

сиянье космической пыли.

Испуг нас как плуг. Что возврат

обещан — мы и забыли.

 

Как скот, припадая к земле,

мыча, и ревя, и стеная,

готовились к вечной зиме,

к снегам на вершине Синая.

 

Последним рывком из тенет,

из сонного одеяла

глаза продираем, и свет

светит, и тьма не объяла.

 

* * *

Богоматерь моя

по реке приплыла,

пеленала Младенца

в петушиный рушник.

А речная струя,

холодна и светла,

бормотала: — Надейся,

еще полдень не сник,

 

и проворный казак

из воды извлечет

чудотворную доску,

подгребая веслом,

и вчерашний закат

разольется в восход,

где и меду и воску

со слезой пополам.

 

* * *

Ю.Галанскову

 

В сумасшедшем доме

выломай ладони,

в стенку белый лоб,

как лицо в сугроб.

 

Там во тьму насилья,

ликом весела,

падает Россия,

словно в зеркала.

 

Для ее для сына –

дозу стелазина.

Для нее самой –

потемкинский конвой.

 

* * *

Приснись под утро лествичка,

не весть, хотя бы весточка,

хотя б нивесть о чем.

Но издалёка, с вечера,

все сны твои засвечены

негаснущим лучом.

 

И ты, из зоны в зону грез

Замысливший побег,

что́ над тобою произнес

твой просвещенный век?

И чем сегодня он сверлит

покой дрожащих век?

Тебя и ночь не веселит,

не осушает слез.

 

Но сквозь — но сквозь бессонницу,

сквозь узкую оконницу

дано тебе пробресть,

чтоб, на решетке распятым,

увидеть в небе аспидном

не весточку, но Весть.

 

Православие и мир


Назад к списку