Петро-Павловский кафедральный собор г.Симферополь - Голос Ивана Козловского
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Голос Ивана Козловского

24 марта 1900 г. родился Иван Семенович Козловский. Уникальный тенор. Украинский советский певец, который пользовался уважением даже у Сталина. Во времена тотальных репрессий не скрывал своей веры во Христа. Человек-звезда и человек-загадка.

Иван Козловский прожил очень долгую жизнь. Более 90 лет. Достаточно для того, чтобы увидеть кровавое зарождение, тяжелый взлет и медленный упадок советской империи, чтобы пережить две мировые войны и быть свидетелем большого количества событий, которые мы называем ключевыми в формировании современной эпохи. Впрочем, остается впечатление, что все эти события были только фоном для блестящего взлета уникального, Богом данного таланта – его голоса.

МАРЬЯНОВКА

Усадьба-музей И. Козловского в Марьяновке

Место рождения Ивана Козловского – маленькое село под Белой Церковью неподалеку от Киева. Тем не менее, Марьяновка стала для Козловского не только местом, где будущий певец появился на свет, а и определенной точкой притяжения. Где бы он ни был, какой бы великой славы не испытал, он никогда не забывал ни села, ни его жителей…

Отец его – Семен Осипович – имел прекрасный голос и абсолютный музыкальный слух, пела и мать – Анна Герасимовна. Сам Иван достаточно рано начал петь, к тому же, можно предположить, пел он сразу хорошо, ведь все, кому приходилось затем работать с Козловским, отмечали, что постановка голоса у него не выученная, а врожденная.

Малоизвестной, никогда в СССР не упоминавшейся, страницей биографии певца была судьба брата – Федора Семеновича Козловского, тоже известного исполнителя, который в 1919 г., находясь за границей на гастролях вместе с хором Александра Кошица, отказался возвращаться в новую, уже советскую Украину. Федор еще некоторое время гастролировал с хором, а затем принял священнический сан и поселился вблизи Нью-Йорка.

Любой гражданин Советского Союза, имея подобного родственника, мог бы лишиться свободы и жизни, однако талант спас Козловского – единственным наказанием был пожизненный запрет выезжать за границу. Но разлука с братом, очевидно, была для Ивана высшим наказанием. Даже к односельчанам он относился как к членам семьи – они неделями могли жить в его московской квартире и знать, что всегда желанны. Что уж говорить о кровных родственниках Козловского.

Но помощь певца своей «малой родине» не ограничивалась гостеприимством. На средства Ивана была построена и полностью оборудована (на одном из четырех купленных для школы роялей когда-то играл Рахманинов) сельская музыкальная школа. Детский хор Марьяновки пел даже на сцене Большого театра.

Избегая обычных для того времени восхвалений партии и правительства, на своем 80-летии Козловский во всеуслышание заявил, что всеми достижениями в искусстве он обязан родной Марьяновке. Особенно часто он приезжал туда в последние годы жизни, опасаясь, что не успеет попрощаться с родными местами.

ВЗЛЕТ

В семь лет родители отдали Ивана на учебу в бурсу при Михайловскои Златоверхом монастыре. Начало общего образования стало одновременно и началом музыкального, ведь мальчика сразу приняли в монастырский хор. Талант юного Козловского ценили, старались беречь, поэтому, когда в подростковом возрасте у Ивана началась «ломка голоса», ему запретили петь. Реакция Козловского оказалась неожиданной – он убежал из школы. Попытался уйти на фронт Первой мировой войны, но несовершеннолетнего юношу отправили своим ходом обратно.

В 17 лет Козловский начинает учиться в Киевском музыкально-драматическом институте. Рассказывали, что он настолько был уверен в своем голосе, что пришел туда сам и попросил его прослушать. Таков уж был независимый, непредсказуемый характер певца. Но по-настоящему талантливого юношу еще во время его участия в постановках «Общества украинских актеров» заметил выдающийся украинский хормейстер и композитор Александр Кошиц. Именно он посоветовал одной из наиболее известных в Киеве педагогов по вокалу Елене Муравьевой обратить внимание на Козловского.

Двухгодичное обучение было одновременно и бурным взлетом. Иван (вместе с братом) поет в хоре Кошица. Серьезное изучение драматического искусства приводит к увлечению оперой, и Козловский дебютирует на сцене театра Садовского с партией Андрея в опере Гулака-Артемовского «Запорожец за Дунаем». В 1919 г. Иван вступает в ряды Красной армии, однако это удивительным прерывает только обучение, но отнюдь не его музыкальную карьеру.

Сначала Иван совмещал службу в инженерных войсках в Полтаве с участием в любительском хоре. Но спустя некоторое время его принимают в труппу Полтавского передвижного оперного театра. Эти два года в Полтаве, по сути, сделали из Козловского оперного певца – он впервые исполняет партии в операх Чайковского, Верди, Лысенко. По воспоминаниям, Козловский на репетиции и спектакли часто приезжал на боевом коне, привязывал того у входа, переодевался в выменянный на базаре фрак и шел петь.

В 24 года демобилизованный артист становится солистом Харьковской (на то время – столичной) оперы. Затем поет в Свердловском оперном театре. Взлет был настолько стремительным, что в нем просто не оставалось места для остановок и шагов назад. В 26-летнем возрасте, не имея оконченного профессионального музыкального образования, Козловский получает приглашение в Москву в Большой театр, но приезжает туда уже вполне сформировавшимся оперным певцом преимущественно классического репертуара.

СЛАВА

Прослушивание Козловского при приеме в Большой театр стало одной из легенд оперы. Певец легко брал самые высокие ноты и держал их без видимых усилий. По традиции к новичкам относятся осторожно, но уже в первый сезон Иван исполняет три главные партии. И самое главное – на него обращает внимание прославленный тенор Собинов – тогда ведущий солист Большого театра.

Характерно, что внимание Собинова не ограничивалось простым расположением к талантливому юноше. Леонид Витальевич в буквальном смысле увидел в Козловском своего преемника. Однажды во время выступления в опере «Ромео и Джульетта» Гуно Леонид Собинов сорвал голос, Козловский срочно должен был выйти на замену – и запел так, что поклонники Собинова стали поклонниками Козловского, а сам Леонид Витальевич написал благодарственное письмо и передал Ивану свои сценические костюмы.

Но последующие годы в театре не стали ожидаемой, прежде всего самим Козловским, серией триумфов. Он поет совсем не те партии, о которых мечтает. А непосредственный и принципиальный характер певца приводит к конфликтам с дирекцией театра. В 1938 г. Козловский, устав от нереализованности своих возможностей, покидает театр и организует Государственный ансамбль оперы, где сам занимается постановками.

Неизвестно, как бы сложилась дальнейшая судьба Козловского, но оказалось, что большим почитателем его таланта был Сталин. Козловский возвращается в Большой театр, имея теперь абсолютно уникальные возможности не только для самореализации в лучших партиях мировой оперы, но и для применения своего артистизма и шутливого нрава.

Современники вспоминали, что каждое выступление Козловского было неповторимым, ведь никогда нельзя было предугадать, что именно он решит сделать с очередной арией, иногда вопреки музыке и сценографии. Впрочем, вседозволенность имела и свои условия. Козловского могли поднять среди ночи с постели, чтобы он спел перед Сталиным. Однажды страх потерять голос оказался больше страха за жизнь – Иван Семенович отказался петь, ссылаясь на простуду. И тогда Сталин сам запел грузинскую песню.

Дальнейшие годы – это история вокальных триумфов и поисков новых горизонтов для применения своего таланта. 50 оперных партий, каждую из которых, даже небольшую – например, Юродивого в «Борисе Годунове» Мусоргского – певец делал шедевром артистического и певческого искусства. В 1954 г., в зените своей славы, никому ничего не объясняя, Козловский покидает сцену Большого театра. В это время Иван мечтает, как и брат, стать священником или иноком в Ново-Афонском монастыре. Но о каком монашестве для оперной звезды могла идти речь в Советском Союзе? Поэтому Козловский с головой уходит в концертную и преподавательскую деятельность.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Из 93 лет, прожитых Иваном Козловским, лишь 26 полностью принадлежат Украине: спокойное, преисполненное молитвы детство и бурная, калейдоскопически переменчивая юность. Козловский часто путешествовал по Украине, встречаясь со многими выдающимися земляками: Оксаной Петрусевич, Борисом Гмырей, Михаилом Донцом… Об этих встречах певец оставил теплые воспоминания.

Оперная звезда, солист Большого театра, он на великие праздники пел в хоре одного московского храма. Всю жизнь Козловский включал в концертные выступления духовную музыку и песни украинских композиторов. Считал и своим долгом популяризировать в Советском Союзе и то, и другое. Самым лучшим средством для достижения этой цели были записи. Пластинки с записями православных песнопений, «Всенощная» Рахманинова, произведений Баха, украинских романсов  и песен, арий из украинских опер в исполнении Ивана Семеновича издавались большими тиражами. Отдельно, почти детективной, долгой и болезненной, была история с записью рождественских колядок – любимых песен Ивана Семеновича. Когда тираж уничтожали, певцу казалось, что уничтожают его голос.

Козловский никогда не избегал возможности открыто засвидетельствовать о своих взглядах. В определенной степени делал это даже подчеркнуто демонстративно. Как-то запел на концерте в Большом зале  консерватории романс Рахманинова на стихи Мережковского «Христос Воскресе». Ежегодной традицией Ивана Семеновича были выступления в Каневе на могиле Тараса Шевченко. Вообще, в репертуаре Козловского было много песен на стихи украинских поэтов. Одну из них – «Стоїть гора високая» (кстати, любимая песня Блаженнейшего Митрополита Владимира, который в свое время встречался с певцом. – Е.У.) – он даже считал вершиной своего вокального мастерства.

Пел Иван Семенович долго, даже в 85 лет поражал всех удивительной чистотой голоса (и сохранял его до последнего дня жизни, а это исключительный случай для тенора). Умер Козловский 24 декабря 1993 г.

***

В определенной степени Козловского можно назвать рабом своего голоса. Лишь раз он ошибся, или, как говорится, «дал петуха», – во время исполнения арии в «Севильском цирюльнике», но это стало ему уроком на всю жизнь. Иван Семенович не просто заботился о голосе, он относился к нему как к отдельному существу: никогда не пел утром, ведь голос еще «спит», не пил горячего или холодного, чтобы голос не «заболел», не разговаривал на холодном воздухе, не пел при малейших признаках плохого самочувствия. А еще – каждый день в молитве благодарил Бога за Его исключительный дар.

Екатерина Усачева

Православная церковная газета, апрель 2010 г.

 

1.Благослови, душе моя, Господа

2.Блажен муж

3.Свете тихий

4.Ныне отпущаеши

5.Блажен разумеваяй

6.Вечерний звон

7.Разбойника благоразумнаго

8.Да исправится молитва моя

9.В молитвах неусыпающую

10.Приидите, последнее целование

11.Ис полла эти деспота

12.«Христос воскрес» (романс)


Назад к списку